Детей из детских домов отправляют в психушку в наказание.  Выпускники детских домов
Дети

Детей из детских домов отправляют в психушку в наказание. Выпускники детских домов

Как жизнь в детском доме калечит детей и не дает взрослеть

Второй понедельник ноября — Всемирный день сирот. Только 10% выпускников детских домов справляются с обрушившейся на них самостоятельной жизнью, в которую они выходят без опоры и поддержки. Остальные — пропадают. Попадают в сложные и даже криминальные ситуации, страдают зависимостями, кто-то оказывается в местах заключения, кто-то гибнет. Даже если ты выжил в системе сиротских учреждений, отсутствие семьи и родительской любви по-прежнему определяет твою жизнь. Почему так происходит? Рассказывает ведущий психолог благотворительного фонда «Арифметика добра» Наталия Мишанина.

Детей из детских домов отправляют в психушку в наказание.  Выпускники детских домов

— Обычно человек развивается разносторонне: это познавательная активность, эмоциональный интеллект. Все семейное воспитание настроено на то, чтобы ребенок социализировался, в подростковом возрасте постепенно сепарировался, отделялся, но при этом чувствовал поддержку близких.

Может ли сформироваться личность в условиях жизни в детском доме? Это гораздо сложнее. У каждого ребенка — своя трагедия. И от того, как он к ней адаптируется, будет зависеть его будущая жизнь.

К сожалению, ребенку в детском доме не говорят, что с ним было и что будет происходить дальше. Никто не говорит, кто он, маленький человек даже не может себя идентифицировать. Иногда дети даже не знают, когда у них день рождения. Так через два года в системе личность нарушается, а через пять лет искажается безвозвратно.

Личность формируется, когда есть выбор, есть цели. В детском доме кормят, поят, одевают — но выбора не предоставляют. Вместо формирования целей — правила и инструкции. А взрослые, которые рядом, просто выполняют свои функции.

Если ты будешь выделяться из толпы, тебя заклюют. Если будешь показывать чувства — тоже. Приходится быть сильным — а значит, агрессивным. А когда они становятся взрослыми, жизнь и общество ждут от них другого. Вот как говорит Евгений, 30-летний мужчина, когда-то выпустившийся из детского дома: «Я теперь стал мягким, а значит, другим. Мне надо заново приноравливаться».

Ему эти изменения пока мешают, ему трудно удерживаться в этом мире. Но ему это нужно — хотя бы ради сына. Хорошо, что рядом с ним в свое время оказывались разные значимые для него взрослые, которые помогали и направляли — иначе с его характером парень давно был бы в другой системе. Сейчас он стал более уравновешенным. И ему подспудно это нравится, просто по детдомовской привычке он не показывает свои чувства.

— Часто выпускники детских домов бравируют тем, что прошли «жестокую школу жизни» в детском доме. Но в то же время в них есть инфантильность. Как уживается в них агрессия и слабость?

— В них живет желание быть ребенком. Когда ты взрослый, ты берешь на себя ответственность — за себя, за других. А у выпускников детских домов «качели»: то они сильные, то сразу как дети — когда надо быть ответственным. Ведь в детском доме им внушают, что они ведомые, что они сами ничего не могут сделать.

Вот портрет выпускника детского дома. Ко мне на консультацию приходит молодой человек спортивного телосложения. Вид у него боевой, устрашающий, с такими нежелательно встречаться в тёмной подворотне, неизвестно, чего ожидать. На нем большие наушники, словно хочет с помощью них отгородиться от мира, кепка с большим козырьком надвинута на глаза. Из-под козырька недоверчивый взгляд с прищуром, и с первого раза этот взгляд пронизывает до костей. От парня веет агрессией.

А потом, в ходе нашей беседы, собеседник раскрывается. Оказывается, у него плохое зрение — отсюда взгляд с прищуром, глаза прячет от яркого света под козырьком. Устрашающий образ — это его броня, а внутри — перекореженная, но ещё живая душа наивного ребёнка. Поведение — подростковое. И представления о жизни детские, наивные, фантазийные, с криком о помощи, с отчаянием, которое охватило, когда обернулся назад и посмотрел на свою жизнь. Понял, что так нельзя! А как тогда можно? И кто поможет? «Я ведь никому не нужен…»- опустив голову, произносит он. Никому не нужные люди. Много людей.

— Может ли ребенок, живя в детском доме, самостоятельно себя «вырастить», как говорится, вытащить за волосы из болота?

— Везет тем, кто талантлив, у кого есть характер. Или если рядом оказался взрослый, который действительно всем сердцем болеет за этого ребенка. А в основном дети не пробиваются. Сами они не могут, а воспитателям это не нужно по большей части.

На ребенка смотрят через призму его родителей, прошлого. Мол, что с него возьмешь? У него родители алкоголики. Асоциальная семья. Когда мы общаемся со специалистами из детских домов и говорим про индивидуально-личностный подход, они удивляются: зачем нам это, у нас другая задача. Кров, питание, досуг. А ребенку нужна поддержка взрослого, настоящая помощь, наставничество.

Есть, конечно, очень хорошие воспитатели, вовлеченные, которые болеют душой и сердцем за дело. Но они быстро выгорают. Или уходят в другую ипостась. Например, одна из многодетных мам в нашем клубе «Азбука приемной семьи» когда-то работала в детском доме, но потом ушла с работы и посвятила себя своей большой семье, став приемной мамой.

Не каждый, живя в системе, может добиться каких-то реальных изменений в своей жизни. Один из наших подопечных сумел снять «коррекцию» — этот мальчик очень хотел получить аттестат и поступить в вуз. Ведь в основном старшеклассников-детдомовцев ориентируют на рабочие специальности — овощевод, парикмахер. В этом подростке проявилась та самая сила характера. Кстати, психиатрические диагнозы — часто просто «воспитательная терапия» в системе детских учреждений, так детьми проще управлять, их отправляют в психушку в наказание.

— Сами детдомовцы часто говорят: «Я не доверяю людям». А на деле оказываются ведомыми, излишне доверчивыми.

— Они пережили много предательств. Потерю кровных близких. Ломку ожиданием «завтра ко мне придет моя мама»: вид сидящего на подоконнике ребенка, с надеждой смотрящего в окно, — картинка очень реальная, так часто происходит. Возвраты из приемных семей — где пришелся не ко двору. Подчас мучительные условия жизни в детском доме, издевательства. Поэтому и говорят о сломанной вере в людей. Во взрослых.

Но они не научились понимать и чувствовать окружающих. Взрослые их окружают одни и те же, эти дети привыкли выживать и использовать характер окружающих людей. У домашних детей больше спектр общения — школа, друзья и их родители, кружки. К тому же есть взрослые, которые их учат общаться, призывают где-то к осторожности, где-то к доверию.

В итоге детдомовцы идут туда, где их поманили. Пообещали что-то. Они часто ведутся на ложь, потому что не знают настоящего. Или ищут выгоду. Нет дифференциации «плохой-хороший».

Детей из детских домов отправляют в психушку в наказание.  Выпускники детских домов

Какой результат? Потеря денег, квартир, а иногда и жизни. Например, перед выпуском подростку втерлась в доверие воспитательница, попросила денег в долг. Он снял 200 тысяч с книжки, дал. Потом ему было неловко ей напомнить про долг, а женщина просто исчезла.

Другой случай: живущий в московском детском доме ребенок доехал от детдома до общежития, и таксист сказал, что это стоит 100 тысяч рублей. Ребенок с коррекцией, правда, с эмансипированной, то есть он может самостоятельно действовать. Мальчик пошел, снял деньги с книжки и заплатил за такси. В данном случае — полное отсутствие понимания ценности денег и вообще того, что сколько стоит.

Такие случаи сплошь и рядом. Например, раньше, когда выпускникам детских домов начали давать квартиры, ребята объединялись и жили в одной квартире, а остальные сдавали. Очень часто квартиру выкупали у детдомовца за бесценок. Мошенники пользовались доверчивостью и незнанием жизни выпускников системы. Сейчас законодательство изменили, чтобы защитить детдомовцев от такого обмана: они могут распоряжаться имуществом только через несколько лет, и то по разрешению опеки.

Вот почему мы говорим о важности постинтернатного сопровождения выпускников детского дома. Им исполняется 18, но это не делает их взрослыми. Им нужна поддержка. Но не хватает средств, сил, профессионалов.

— Часто выпускники детских домов имеют трудные судьбы, и их семейная жизнь не всегда складывается. Нередки случаи, когда их дети тоже попадают в детский дом. Почему возникает этот замкнутый круг?

— Это репликативное сиротство, когда ребенок повторяет сценарий матери. Внутренняя логика такова: «Я же воспитывалась в детдоме, и все нормально, там всегда накормят и напоят». Поэтому выпускницы детских домов даже не всегда переживают, когда из-за неустроенности их собственной жизни их дети попадают в приюты.

Ну, а второй момент — опять же про ответственность. Надо отвечать за того, кого ты произвел на свет. Но у этих молодых людей нет такого опыта, нет опыта взаимоотношений. Человек, выходя из детского дома, чаще всего не умеет выстраивать качественные и долгосрочные отношения. Это сказывается и на отношениях между мужчинами и женщинами, они быстро рвутся. Что дальше? Дальше или сильные переживания, или отчаяние и неверие в любовь, неразборчивость в связях.

Ну и, конечно, сама жизнь окунает их в проблемы. Женщины часто рожают, а отцы детей исчезают. И вот она одна с ребенком (а то и с несколькими) на руках, без работы и денег. Что делать?

Свежий случай: у молодой мамы дети от двух разных отцов, оба исчезли. Жилья нет — мошенники в свое время обманули, и вместо квартиры Елена осталась с разрушенным домиком в деревне, непригодным к проживанию. Денег на аренду жилья нет, как и на содержание детей. Работа то есть, то нет. Образования нет. В итоге одна ее дочка живет у бабушки, вторую малышку забрали в приют. В Лене тоже есть та самая инфантильность, неумение поступать по-взрослому, поэтому, несмотря на помощь психологов, юристов, у нее пока не получается восстановить свою семью и вернуть детей.

Есть такое понятие — травма свободой. Выпускники детских домов, с одной стороны рвутся на свободу, им хочется уйти из-под контроля «воспиталок», уйти в ни к чему не обязывающую жизнь, потусить, погулять. А когда они на самом деле окунаются в жизнь, хотят назад — и действительно часто приходят обратно в свой детский дом, им же больше некуда деваться.

Если у ребенка есть семья — это надежный тыл, защита. Ему есть на что опереться. Ребенок-сирота лишен этой опоры. Вот почему надо спасать этих детей из системы. Поддерживать кровные семьи, попавшие в трудную жизненную ситуацию, а не разрушать. Поддерживать приемные семьи — помощью, а не наказаниями. Надо не увеличивать количество детей в детских домах, а уменьшать.

Мария Лепина

Авторская статья

Вам также может понравиться...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *